На главную Контакты Карта сайта Версия для слабовидящих Высокая контрастность

Контакты

Адрес: Краснодарский край, город Краснодар, улица Рашпилевская, 36, этаж 7.

"Горячая линия": 262-28-69

Веб-сайт: http://www.kubanvet.ru/

Схема проезда
Главная / Гордость ветеринарной службы Кубани Версия для печати

Кочикян Эдуард Грантович

Эдуард Грантович Кочикян родился 7 февраля 1938 года г. Краснодаре

После окончания Ереванского зооветеринарного института в 1960 году он назначается главным ветеринарным врачом колхоза "Родина" Белоглинского района
Нажмите для увеличения
Краснодарского края.

В 1967 году Эдуард Грантович переходит на работу в Тимашевский район в колхоз им. Димитрова главным ветеринарным врачом, где проработав 3 года, назначается на должность главного ветврача Управления сельского хозяйства Абинского райисполкома Краснодарского края.

В 1973 году командируется на работу в качестве ветеринарного врача-эксперта в Гвинейскую Республику на Государственную ферму "Дитин".

По возвращению из командировки в 1976 году был назначен главным ветеринарным врачом Краевого объединения по выращиванию телок.

В 1983 году назначается старшим ветеринарным врачом-эпизоотологом в эпизоотический отряд ветеринарного отдела Управления сельского хозяйства Крайисполкома и направляется в Демократическую Республику Афганистан в качестве руководителя группы Советских ветеринарных врачей провинции Дисоузджан.

По возвращению с 1986 года по август 2005 года работает в должности директора Краевой ветеринарной лаборатории "Краснодарская" (ФГУ Краснодарская МВЛ").

В 1994 году Эдуарду Грантовичу было присвоено почетное звание "Заслуженный ветеринарный врач Российской Федерации".

В августе 2016 года Эдуард Грантович дал большое интервью корреспонденту российской аграрной газеты "Земля и Жизнь" Инне Боканча, которое вышло в N° 16 за 16 августа 2016 года на страницах 1-2 под названием "Люди особой профессии":

Ветеринарный врач всегда, что называется, на передовой. В "точке кипения", в которой сосредоточены ответственность за принятые решения и риск, знания, мастерство, профессионализм и немного упрямства, четкое исполнение всех стандартных норм и совершенно новые подходы к работе.

Известное высказывание "Врач лечит человека, а ветеринарный врач лечит все человечество" – тому подтверждение. Сегодня оно как никогда актуально. Российским ветеринарам приходится противостоять трансграничным болезням мира, которые пытаются проникнуть на территорию нашей страны буквально отовсюду. Ветеринарным службам удается этому вызову противостоять благодаря высококвалифицированным молодым кадрам, пришедшим в профессию, а также корифеям ветеринарной науки, имеющим огромный опыт за плечами и всегда готовым им поделиться с молодежью.

Накануне праздничной даты (31 августа - День ветеринарного работника) корреспондент российской аграрной газеты "Земля и Жизнь" Инна Боканча встретилась с заслуженным ветеринарным врачом РФ Эдуардом КОЧИКЯНОМ, который отработал в ветеринарной отрасли много десятилетий и даже сейчас, будучи на пенсии, не оставляет свою профессию и защищает интересы ветеринаров теперь с помощью общественной организации.

Нажмите для увеличения

– Эдуард Грантович, как вы пришли в эту непростую профессию?

– Я не могу похвастать тем, что с самого детства мечтал стать ветеринарным врачом. Пришел я в эту профессию благодаря счастливому случаю, который и решил мою судьбу. Когда я окончил школу в Краснодаре, планов у меня конкретных не было. Один из моих товарищей, готовясь поступать на агрономический факультет, позвал меня, что называется, "за компанию" подавать заявление в Кубанский аграрный университет. Вступительные экзамены я сдал неплохо, набрав 13 баллов, прошел по конкурсу. Но... опять вмешался случай. Пришел узнать о результатах экзаменов, увидел объявление Ереванского зоотехнического ветеринарного института, который также производил набор абитуриентов. Для поступления требовалось набрать не меньше 12 баллов, к примеру, на специальность ученого зоотехника. Посоветовавшись со своими родителями и услышав от них одобрение: "Поезжай на родину", – я уехал в Ереван. При заселении в общежитии познакомился со студентами-ветеринарами, которые убедили меня поступать на специальность ветеринарный врач. Получается, что я трижды изменил свои планы и желания в достуденческие годы, но потом уже я ни разу в жизни выбранной специальности не изменял! Так в 1955 году стал студентом Ереванского зоотехнического ветеринарного института. Коллектив преподавателей был очень сильный, обучали нас хорошо, но, к сожалению, теория сильно отличалась от практики. Если, к примеру, говорить о кормлении животных, то учили нас тому, как оно должно было быть организовано, а как на самом деле было во многих животноводческих хозяйствах, мы узнали потом, когда после окончания вуза приехали работать в колхоз. Многому тогда пришлось переучиваться уже на месте.

После окончания института я вернулся на Кубань. В отделе кадров крайисполкома мне посоветовали выбрать распределение в Белореченский район. Мою будущую жену, тоже выпускницу ветеринарного факультета, распределили в Белоглинский район. Она работала в Белой Глине заведующей ветеринарным участком. И я попросил также отправить меня в Белую Глину. Помню, как тогда начальник отдела кадров очень удивился: Белоглинский район был самый трудный в сфере ветеринарии. Но молодые ветеринары тогда ничего не боялись. Мы попали в село Новопавловка, колхоз "Родина". Специалистов не хватало. На тот момент в районе было всего три ветеринарных врача. Меня назначили главным ветеринарным врачом колхоза "Родина". Отработал там семь лет. В то время животноводство района в целом и пять молочно-товарных ферм нашего колхоза были поражены бруцеллезом крупного рогатого скота. В колхозе был бруцеллезный изолятор, плюс всякие, как мы тогда называли "детские болезни" животных, к примеру, стригущий лишай, подкожный овод, холера птиц и другие. Но нам удалось полностью оздоровить хозяйство от всех болезней.

– В вашей биографии было много поворотных моментов. Один из них – работа в Африке. Расскажите, какие трудности ждали ветеринаров в Гвинее, этой экзотической стране, и как вам удалось их преодолеть?

– В райкоме партии мне предложили работу в соседнем районе – должность председателя колхоза в селе Туркино. Но я категорически отказался. В то время для многих это было удивительно. В итоге я вместе с супругой Ольгой Ивановной переехал работать в станицу Днепровскую Тимашевского района в колхоз имени Димитрова. В Тимашевском районе обстановка была спокойнее. Район в то время был одним из передовых. Однако в колхозе на трех молочно-товарных фермах скот болел туберкулезом. В Белоглинском районе мы с подобным заболеванием не сталкивались. В колхозе имени Димитрова за три года до того, как мы приступили к работе, уже были начаты мероприятия по борьбе с туберкулезом, то есть мы приступили к оздоровлению фермы не с нуля. В итоге мы здесь успешно завершили работу по оздоровлению животных хозяйства. После чего меня по рекомендации перевели на должность главного ветеринарного врача Абинского района, супруга естетсвенно поехала вместе со мной. В Абинском районе мы с женой отработали три года.

И опять из отдела кадров Краснодарского крайисполкома в 1973 году поступил запрос, искали желающих поехать работать в Африку. Я вызвался, но руководство районного исполкома меня поначалу не хотело отпускать. Однако после долгих уговоров вопрос был решен в мою пользу, и мне удалось поработать в Гвинее. На африканский континет ветеринары приезжали работать в качестве экспертов, нашей главной ролью было обучение местных врачей. Задача нашей группы была в том, чтобы улучшить селекцию местного скота. Коровы молочной породы там были низкопродуктивными, им хватало молока только на то, чтобы выпоить своего теленка. Внешне они также отличались от наших буренок: низкого роста, чуть выше коз, поджарые. И хотя сами африканцы не очень любили молоко, оно не считалось у них продуктом первой необходимости, но местная власть в то время хотела развивать это направление сельского хозяйства. Было необходимо создать новую породу, которая была бы устойчива к заболеваниям, характерным для Африки. Нам удалось вывести такую породу, более продуктивную и устойчивую к болезням. Селекционная работа велась специалистами в течение многих лет, но наша группа, можно сказать, работала в заключительной стадии.

Помимо того, мы еще многому научили африканских специалистов. Например, до этого их скот был по сути кочевой, пасся на выгулах, мы же научили содержать скот в условиях стационарной фермы, заготавливать правильно корма и так далее. Скот для многих его владельцев был расчетной единицей, заменяющей деньги. Ферма располагалась по климатическим условиям в экваториальной полосе, где чередовался сухой сезон с сезоном дождей. И местные животные полностью подстраивались под природу. В сезон дождей коровы ели вдоволь зеленый корм, сказать по-простому – "разъедались", а в следующие полгода худели. Африканцы не занимались заготовкой кормов, пока мы их не научили. То есть благодаря помощи наших ветеринаров, африканским фермерам удалось нормализовать систему кормления КРС. Рабочая командировка в Африку, конечно, была очень опасной. Но ветеринары были готовы к опасной службе, также как и их семьи. Наша профессия предполагает риск, причем опасность может прийти, откуда совсем не ждешь. К примеру, в Гвинее был случай, когда мою жену чуть не укусила ядовитая змея. Местное население постоянно подвергалось укусам змей. Мы помогали им средствами против укусов, делали уколы антидотов.

Нажмите для увеличения

– После возвращения из Африки снова ждала работа на Кубани. Здесь в то время организовывалось Краевое объединение по выращиванию телок. Вы работали в нем в должности начальника ветеринарной службы, главного ветврача объединения. Какие задачи приходилось решать в этот период?

– В течение семи лет построили несколько крупных комплексов: Брюховецкий, Динской, Павловский, Кущевский, Приморско-Ахтарский, которые объединили в единое предприятие. Цель – телят из хозяйств свозить в комплекс и выращивать как маточное поголовье, с соблюдением всех необходимых стандартов. На комплексах проводилось осеменение, и потом дорощенный молодняк – нетели возвращались в колхозы. Колхозы сами не занимались ремонтом стада, эта функция была передана в созданный комплекс по выращиванию телок. Однако, в данной системе были как свои минусы, так и плюсы. Цель комплексов заключалась в том, чтобы вырастить здоровых телят. Но когда свозишь из разных хозяйств в одно место разномастное поголовье, то есть большой риск перезаражения ремонтного молодняка различной микрофлорой. Но мы строго соблюдали карантин и нам удавалось вырастить здоровых животных и возвращать их на фермы. С приходом к власти Горбачева все тресты и объединения стали ликвидировать. Наше – постигла та же участь. После его закрытия меня перевели на работу в администрацию краевого управления ветеринарии старшим специалистом.

Получается, в советское время в животноводстве было больше порядка?

– Серьезных проблем хватало и тогда. Но в советское время со стороны государства было больше поддержки и желания помочь животноводам. Многим животноводческим хозяйствам не хватало кормов. Случалось так, что приходилось сдавать зерно на хлеб – в ущерб животноводству. Преимущество нашей сети комплексов было в том, что они обеспечивались кормами. Но в моей ветеринарной практике было и такое, когда приходилось снимать солому с крыши и кормить ею животных, чтобы они не погибли. Если случался падеж животных, то всегда винили в этом только ветеринарных врачей, вины других специалистов и иных причин как будто и не было. Не стоит идеализировать советское прошлое. В то время немного было председателей колхозов, которые болели за дело душой. Хотя я знал и таких руководителей, которые ради животных прятали зерно, не сдавали, и могли лишиться за это партийного билета. А вот сообщество ветеринаров тогда было гораздо сплоченнее, чем сейчас, это правда. При случае никогда не отказывали в поддержке и помощи специалистам других районов, которые в ней нуждались. Ветеринарные врачи работали на энтузиазме, сейчас такое качество – большая редкость.

– Как вы попали в Афганистан? Какую миссию там выполняли наши ветеринарные специалисты?

– За три года работы в Африке я выучил французский язык. Свободно изъяснялся с министрами, с президентом Гвинеи. И мечтал снова поехать работать за рубеж во франкоязычную страну, например в Алжир. Но тут пришла разнарядка, нужны ветеринары в группу, работающую в Афганистане. А у меня незадолго до этого сын вернулся из Афганистана, где проходил военную службу. Поэтому я знал, что там происходит. Но несмотря на опасность, от работы не отказался, это был 1983 год.

В Афганистане мы жили на военном положении. Каждому работнику ветслужбы выдали удостоверение "Участник афганских событий", где отсутствовало слово "военных", но по сути все было, как на войне... В городе Термез, где мы поначалу размещались – пограничная область между Афганистаном и СССР – стреляли. Нам всем выдали оружие – автомат, пистолет, обязательно с собою должны были носить одну гранату.

В Афганистане на тот момент было распространено множество болезней сельскохозяйственных животных: сибирская язва, ящур, воспаление легких КРС, сап лошадей и другие, многие из которых не имели распространения в Советском Союзе. Как у специалистов у нас присутствовал и научный интерес: изучить незнакомые заболевания. Но перед нашей миссией была поставлена основная стратегическая задача – провести профилактику и вакцинацию всего скота, содержащегося в хозяйствах. И тем самым создать своеобразный кордон, чтобы не случилось проникновения этих заболеваний в СССР. Была и повседневная задача – обучить и повысить квалификацию местных специалистов.

В Афганистане к ветеринарам относились с большим уважением, мы оказывали ощутимую помощь – спасали стада от заболеваний и тем самым спасали жизни людей. Если бы в непривитом стаде овец обнаружилось заболевание сибирская язва, то пострадали бы и люди. Поэтому наших ветеринаров, можно сказать, носили в Афганистане на руках и оказывали им всяческую помощь в работе. Первый секретарь компартии в провинции Джоузджан, где располагалась и работала наша миссия, пришел к нам, чтобы лично вручить рабочей группе советских ветеринаров переходящее знамя, которым здесь отмечали за отличный труд, и каждый раз оперативно оказывал нам помощь, когда мы о ней просили.

Нажмите для увеличения

Случалось, нападали душманы и брали в плен советских специалистов. Если среди пленных оказывался ветеринар, то его сразу отпускали. За время моей службы в плен попали два ветврача, и в обоих случаях их тут же отпустили. Оказывали нам помощь и наши военные. Надо поехать куда-то делать прививку, приходишь к командиру полка, просишь БТР, охрану – не отказывали, обеспечивали проезд ветеринарам и их безопасность. Часто ездили и летали на вертолетах в Кабул, что тоже было сопряжено с большой опасностью. Но мне всегда везло. Когда меня провожали в Афганистан, близкие друзья спрашивали: "Ну зачем ты едешь туда?". А я отвечал, что, наверное, я – фаталист. Поэтому считаю так: чему быть, того не миновать. Работать в Афганистане было опасно, но очень интересно. Ощущение того, как с риском для жизни ты выкладываешься в полную силу, выполняя свои обязанности по лечению животных, оказываешь посильную помощь людям – непередаваемо! Три года в Афганистане пролетели как один миг. По возвращении в Россию, на Кубань, меня назначили руководителем краевой ветеринарной лаборатории, где я работал до 2005 года, пока не вышел на пенсию. Лаборатория за время моей работы с 1986-го по 2005 год превратилась в мощный центр по диагностике и профилактике болезней животных и стала настоящим центром методического руководства ветеринарными лабораториями Краснодарского края, осуществляющим подготовку и повышение квалификации специалистов.

Нажмите для увеличения

В свои 78 лет Эдуард Кочикян полон энергии и жизнелюбия, которыми немногие из молодых могут похвастать! Пребывая на пенсии, он продолжает работать. Сейчас Эдуард Грантович возглавляет общественный совет при государственном управлении ветеринарии Краснодарского края. На его заседаниях рассматриваются злободневные для ветеринарной службы вопросы, даются рекомендации по тем или иным изменениям в законодательстве, в организации работы ветеринарных врачей в хозяйствах, готовятся обращения руководству управления по ветеринарии, Законодательному Собранию Краснодарского края, краевому министерству сельского хозяйства.

В заключение нашей беседы Эдуард Грантович посетовал на то, что сегодня происходит резкое и совершенно неоправданное сокращение финансирования ветеринарной службы. А ведь известно уже немало случаев, когда неожиданно вспыхивают инфекционные заболевания животных, которые были побеждены десятки лет назад, а вот снова дают о себе знать. Предотвратить опасность распространения заболеваний сельскохозяйственных животных можно лишь в том случае, если работу ветеринарных служб осуществлять в полном объеме. Другого не дано. На профилактике болезней животных сегодня экономить нельзя – это мнение заслуженного врача РФ, и с ним следует считаться.

Беседовала Инна БОКАНЧА. Российская аграрная газета "Земля и жизнь" N° 16 (119), 16-31 августа 2016 года, страница 1-2.

© Пресс-служба государственного управления ветеринарии Краснодарского края

 

© 2013 Госветуправление Краснодарского края Разработка и сопровождение сайта - Интернет-Имидж